Мероприятия

Радужный флаг над Лубянкой: первая «радужная колонна» ЛГБТ

Антифашистский марш 18 декабря 2005 года в Москве стал первым политическим событием, в котором открыто приняли участие ЛГБТ-активисты России. Впервые на этом мероприятии был поднят радужный флаг, и была сформирована так называемая «радужная колонна».

В последующие годы ЛГБТ-движения России участие активистов с радужной символикой в общеполитических мероприятиях стало распространенной практикой, тем более в условиях ограничения и последующего фактического запрета на свободу собраний и выражения для ЛГБТ-граждан, установившегося в 2010-х годах в России.

Идея проведения Антифашистского марша в Москве принадлежала ряду политических сил России: от либерального до коммунистического спектра. Сюда входили партии «Яблоко», действовавший тогда «Союз правых сил», Объединенный гражданский фронт, ряд других правозащитных и политических организаций. К ним также примкнули представители левых организаций, включая анархистов.

В то время я был активным участником правозащитного ЛГБТ-проекта GayRussia.Ru, во главе с Николаем Алексеевым. Вместе мы решили принять участие в этом политическом событии. Тем более, что в середине 2005 года мы с ним сформировали оргкомитет первого Московского гей-прайда и анонсировали его проведение в конце мая 2006 года.

Ситуация вокруг проведения гей-прайда в Москве сразу стала накаляться. Тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков («Единая Россия») сразу заявил о его запрете. Тема свободы собраний и выражения для ЛГБТ-граждан оказалась в центре политических дискуссий. Поэтому появление ЛГБТ-активистов на согласованной властями, общеполитической и антифашистской акции было для нас своеобразным пробным камнем: как власти и рядовые граждане отреагируют на открытость ЛГБТ?

Разумеется, в первую очередь нами двигали идеологические причины. ЛГБТ-активизм воспринимался мной как часть общего прогрессивного движения, противостоящего любым формам дискриминации, ксенофобии и фашизма.

Об этом речь шла в статье, которую я написал для сайта GayRussia.Ru по итогам Антифашистского марша. Она называлась «ЛГБТ-антифашисты» с подзаголовком: «Московские геи и лесбиянки впервые продемонстрировали свою открытость и солидарность».

«Идеология гей-движения — глубоко антифашистская. Она предполагает высшую ценность прав человека и свободы личности, уважение индивидуальности и ее неприкосновенность. Как гей-активист, я считаю себя убежденным антифашистом. Поэтому мое участие в антифашистском шествии 18 декабря сего года в столице было для меня делом вполне естественным», — писал я в этой статье.

Гомофобия = Фашизм

Шествие должно было пройти от метро «Чистые пруды» по Мясницкой улице и закончиться на Лубянской площади митингом у Соловецкого камня. Примечательно, что этот маршрут впоследствии стал «каноническим» для Московского гей-прайда. Именно его мы как организаторы всегда заявляли в своих уведомлениях в мэрию Москвы о проведении шествия в защиту прав ЛГБТ. В том числе, по юридической причине: ведь такой маршрут уже был согласован московскими властями для Антифашистского марша.

Местом встречи активистов стало пространство между метро «Чистые пруды» и улицей Мясницкой. Там мы с Николаем Алексеевым  встретились с Анной Комаровой (впоследствии транс-активист Анно Комаров) и Анной Герасимовой. Весной 2005 года в Международный день против гомофобии они вдвоем провели акцию в центре Москвы, раздавая антигомофобные листовки.

Я принес с собой небольшой радужный флаг. Это было моей своеобразной реликвией. Я привез его в Москву из Новосибирска, где выходил с ним на улицы города вместе с двумя другими активистами в Christopher Street Day — 26 июня 2001 года. Это было тогда первой попыткой проведения гей-прайда в Новосибирске.

Именно он и стал флагом первой радужной колонны в истории ЛГБТ, который развивался над Лубянской площадью. Анно Комаров поднял его над головой, и это стало знаком для других людей: не только активистов, но и других геев и лесбиянок, которые пришли принять участие в Антифашистском марше. К нам подошли два молодых человека – Алексей и Эдуард. У одного из них на куртке был радужный значок.

Когда шествие двинулось по Мясницкой улице в сторону Лубянки, за нами следовала уже целая группа геев и лесбиянок – около 20 человек. Впереди шел Эдуард, который высоко держал в руках радужный флаг. Ни я, ни другие мои товарищи не ожидали того, что радужный флажок станет настоящим центром притяжения для тех представителей ЛГБТ-сообщества, которые, как и мы, пришли выразить свою антифашистскую солидарность. Эффект его появления стал поистине волшебным.

Рядом со мной шли лесбийские пары, державшие друг друга за руки. Вместе мы скандировали: «Фашизм не пройдет!». Среди участников нашей колонны были представительницы лесбийской организации «Лабрис» из Санкт-Петербурга, а также представительница сайта Gay.Ru, которая шла с номером журнала «Квир» в руках.

Разумеется, не обошлось без косых взглядов и усмешек со стороны шедших мимо нас подростков. Однако, в целом, атмосфера шествия была дружелюбная по отношению к нам. Еще в начале шествия на Мясницкой к нам подходили участники шествия с просьбой сфотографировать радужный флажок, среди них был и тогдашний активист СПС Александр Ханукаев.

На месте митинга на Лубянке вся группа шествовавших гей-активистов оказалась в центре внимания. Люди сами подходили к нам со своими листовками, просили сфотографироваться с радужным флагом.

28-летний москвич Юрий, принимавший участие в шествии, сказал: «Никто не отнимет у нас право быть теми, кто мы есть». «Мы устали быть в клозете», — сказала одна активистка.

Николай Алексеев сделал много фотоснимков с этого события. В частности, он сфотографировал радужный флаг, который я держал над собой во время митинга у Соловецкого камня. Благодаря удачному ракурсу снимка, было видно, как радужные цвета развивались на фоне здания КГБ-ФСБ на Лубянке.

КГБ-ФСБ на Лубянке
КГБ-ФСБ на Лубянке

«Антифашистское шествие показало, что Москва стала городом, где открытость геев и лесбиянок позволяет им выйти на улицы и заявить о своих гражданских правах», — писал я в своей статье по итогам марша.

Николай Алексеев следующим образом оценил результат этого шествия: «Еще никогда не было такого единства геев и лесбиянок, способных в публичной демонстрации выразить свои идеи гей-эмансипации».

«Я могу только сказать спасибо тем 20 геям и лесбиянкам, которые не побоялись выйти на улицы Москвы и выразить свой протест против разгула национализма, ксенофобии, фашизма и гомофобии», — сказал он в комментарии к той же статье.

Свою оценку событию давал сайт Gay.Ru, который кардинально расходился с проектом GayRussia.Ru в вопросе проведения гей-прайда. Этот сайт был против такой, как он полагал, слишком «радикальной» открытости ЛГБТ, которая способна лишь спровоцировать большинство общества и усилить гомофобные настроения.

Тем не менее, в статье «Геи и лесбиянки России впервые приняли участие в антифашистском марше. Приятного было мало», опубликованной на сайте Gay.Ru 19 декабря 2005 года (http://www.gay.ru/society/lgbt/action/antifa2005.html?&p=1), давалось довольно подробное и адекватное описание произошедшего события.

«Какая-то часть, не раскрывая своей ориентации, шла в колоннах партий и общественных организаций, принимавших участие в мероприятии, а часть еще на старте искала в толпе радужные флаги и, найдя, становилась под ними. Не побоявшихся идти в колоне сексуальных меньшинств было немного — всего человек пятнадцать-двадцать, но они были», — говорилось в статье.

«Что касается шестицветных флагов, то, к сожалению, таковой оказался только один. Но и этого было достаточно, чтобы все, кто хотел не просто выразить протест против фашизма, но выразить его от лица гей-сообщества, смогли друг друга найти, — говорилось далее. — Также, в качестве опознавательных знаков использовались радужки, приколотые к курткам и гей-журналы «Квир» в руках».

«Ни во время марша, ни во время митинга никаких инцидентов, направленных против участия в акции геев и лесбиянок не произошло. Хотя, скорее всего, это говорит не о терпимости к гомосексуалам, а о незнакомстве общества с гей-символикой, так как время от времени к нам подходили люди с вопросом, не члены ли мы организации «Хранители радуги»?», — справедливо указывалось в статье. Радужная символика, действительно, тогда только начинала «выходить из подполья», поэтому большинству граждан и даже политических активистов она была совершенно незнакома.

В этой же статье на Gay.Ru были сделаны нападки на организаторов Московского гей-прайда, которые обвинялись в личном пиаре и желании подставить рядовых геев и лесбиянок под удар гомофобного насилия во время проведения шествия ЛГБТ.

Примечательно, что в завершение этой статьи приводились мои слова, которые я сказал представительнице Gay.Ru. Узнав, впрочем, мое имя, и поняв, что она беседует как раз с одним из организаторов Московского гей-прайда, она не стала указывать его в статье: «Единственное, чего я боялся, — сказал Gay.Ru участник шествия, принесший с собой флаг, — что никто кроме меня из наших не придет, и я буду один с этим флагом. Но я все равно бы его поднял!».

Другие российские СМИ либо вовсе не обратили внимание на появление «радужной колонны» на Антифашистском марше, либо использовали этот факт для критики его организаторов.

РИА «Новый день» из Екатеринбурга 20 декабря 2005 года опубликовало репортаж с несколькими фотографиями ЛГБТ-активистов, принимавших участие в акции. «Вместе с демократами против «фашизма» протестовали геи и лесбиянки (ФОТО)», — звучал заголовок (https://newdaynews.ru/policy/50264.html).

В этом репортаже цитировались мои слова с сайта Gayrussia.Ru: «Коллективная акция сексуальных меньшинств во время «антифашистского» митинга в Москве стала своеобразной проверкой на прочность перед грядущим в мае 2006 года первым гей-парадом в российской столице, отмечает Gayrussia.Ru. Московские геи и лесбиянки выдержали его на отлично. Один из участников шествия Николай Баев заявил: «наше единение в воскресенье воодушевит многих и покажет, что сексуальные меньшинства могут бороться за свои права и выражать свои мнения в публичной форме». «Эра закрытости и страха подошла к завершению. Наступает новый этап открытости и собирания российского гей-сообщества воедино», – отметил активист гей-движения».

Участники
Участники

Сайт «Форум.мск», в то время близкий к КПРФ и несистемной левой оппозиции, опубликовал снимок с радужным флагом на фоне Лубянке в своей статье «Антифашизм для избранных. Скандал на Антифашистском марше в Москве» 18 декабря 2005 года (http://forum-msk.org/material/news/5954.html). Статья была основана на пресс-релизе «Левого фронта», который не был допущен в число организаторов Антифашистского шествия.

Поэтому «Левый фронт» обрушился с критикой на организаторов марша, состоявших, главным образом, из представителей демократических и либеральных партий. О сексуальных меньшинствах в статье не было сказано ни слова. Однако картинка с радужным флагом, видимо, была очевидным выпадом в адрес политических оппонентов.

Важным итогом события 18 декабря 2005 года в Москве было не только первое открытое появление ЛГБТ-активистов и их колонны на политическом мероприятии. Тогда был фактически создан формат «радужной колонны», который впоследствии, вплоть до 2010-х годов и даже до нынешнего времени, широко использовался российскими ЛГБТ-активистами.

Так, в ноябре 2006 года многие ЛГБТ-активисты приняли участие в антифашистском митинге на Болотной площади в Москве. Я пришел на него с плакатом в виде розового треугольника (символа, которым нацисты отмечали геев в концларегях), на котором было написано: «Гомофобия = фашизм». Рядом со мной стояла моя подруга с плакатом в виде перевернутого треугольника с цветами радужного флага.

Речь идет о так называемых «акциях под прикрытием», когда ЛГБТ выходят со своими лозунгами и флагами на общегражданские и политические мероприятия, более-менее лояльные, дружественные или просто нейтральные по отношению к ним. В результате формировалась «радужная колонна», которая шла параллельно с другими политическими силами, даже если они и были откровенно враждебны к ним (как, например, колонна национал-большевиков на Антикапиталистическом марше в 2006 году).

В этом случае задача организаторов сводилась лишь к тому, чтобы отделить потенциальных антагонистов (националистов или гомофобных леваков) от «радужной колонны». Но при этом полиция, призванная охранять порядок и безопасность участников согласованной акции, парадоксальным образом, охраняла и столь ненавистных им ЛГБТ, которых она удовольствием разогнала бы на любой собственной акции сексуальных меньшинств.

Антифашизм
Антифашизм

Такой удобный и относительно безопасный формат почти на целое десятилетие установился в практике уличного ЛГБТ-активизма, тем более в процессе постепенного и уверенного удушения свободы собраний и выражения для ЛГБТ в путинской России в конце 2000-х – начале 2010-х годов. Он применялся и в акциях оппозиции на Болотной площади в 2011–2012 годах. А также на многочисленных Первомайских, Антикапиталистических и других левых акциях протеста не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге. В северной столице он, например, приобрел собственный формат «Марша против ненависти», в число организаторов которого вошли ЛГБТ-активисты.

Впрочем, в настоящее время полиция уже научилась распознавать радужную символику на общегражданских акциях и, как правило, теперь всегда требует у ЛГБТ-активистов свернуть свои флаги. Этому также способствовало принятие закона Мизулиной о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», который окончательно поставил крест на свободе выражения ЛГБТ в России.

 

Николай Баев

There are no comments yet